К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА

Ф. П. Гааз. Завещание

Ф. П. Гааз. Завещание

Ф. П. Гааз. Завещание // Русский архив. 1912. - № 6. - С. 206-211. 1

Я все размышляю о благодати, что я так покоен и доволен всем, не имея никакого желания, кроме того, чтоб воля Божия исполнилась надо мною. Не введи меня во искушение, о Боже Милосердный. Милосердие коего выше всех его дел. На Него я, бедный и грешный человек, вполне и единственно уповаю. Аминь.

Как я признан совершенно несостоятельным2, то родные мои не могут иметь никакой претензии на то, что может оставаться после меня, равномерно и кредиторы мои разделивши все, что им по суду осталось, и кажется, не будут иметь больше претензий на то, что могло бы оказаться у меня; почему я осмеливаюсь полагать, что не приведу начальство в затруднение чрез покорнейшую мою просьбу, что все могущее остаться после меня, не подвергая опечатанию, по моему искреннейшему желанию и просьбе было бы предоставлено моему старинному искреннему приятелю Действительному Статскому Советнику Андрею Ивановичу Полю 3 , которого я сим прошу не отказаться мне быть душеприказчиком, при помощи наших товарищей и друзей: Павла Яковлевича Владимирова, Федора Михайловича Елецкого, Василия Филипповича Собакинского 4 , Христиана Федоровича Поля 5 , Льва Григорьевича Гофмана, Ивана Алексеевича Нечаева и старинных наших друзей: Ивана Федоровича Померанцева и Василия Ивановича Розенштрауха6 . Я уверен, что в этом деле для него не будет никакого особенного затруднения. Я представляю Андрею Ивановичу распорядиться без всякой ответственности во всем том, что придется сделать. Я прошу Андрея Ивановича подарить всякому, кто бы что желал иметь на память.

Книги, кои способны и назидательны для библиотеки при Церкви нашей,7 все дарю в библиотеку Церкви нашей, равно фортепианы 8 и Латинские песни, какие у меня окажутся. Два тома Лексикона Бланкарда9 оставить при конторе Полицейской больницы для бесприютных больных и несколько книг медицинских, сколько рассудится Андрею Ивановичу, так, чтобы при больнице составилась маленькая медицинская библиотека.

Сверх того из других медицинских книг сколько Андрею Ивановичу рассудится подарить Николаю Агапитовичу Норшину 10 ; и все прочие книги и вещи я желаю по продаже их сумму разделить на две части; из коих одну Андрей Иванович будет раздавать бедным при нашей Церкви, а другую часть предоставить раздавать другу моему Павлу Яковлевичу Владимирову при нашей больнице, как он прежде делал при большой моей благодарности и к великому моему утешению.

Книги американские о трезвости надобно переплетать и стараться продавать их за 50 коп. серебром и заплатить г. Мерелису, сколько я останусь должным за полученные от него для продажи книги.

Ежели бы оказались у меня остальные наличные деньги, то я желал бы все другие находящиеся в белых, т.е. «Азбуку христианского благонравия» и все картоны азбук переплетать и так беречь их, пока со временем они мало-помалу будут продаваться или даром раздаваться, как Павлу Яковлевичу заблагорассудится.

О милых моих родных я здесь не упоминаю, предоставляю Господу Богу, что он склонит сердце Царя и велит ему возвратить все, что чрез несправедливость 7-го Департамента Правительствующего Сената они потеряли, а что они могли бы от Царской Милости получить, я желаю, чтобы они удовлетворили всех кредиторов, что я остался должен моим братьям и сестрам пятнадцать тысяч рубле ассигнациями, и сии 15 тысяч сперва надобно отделить от денег, которые могут быть по царской милости пожертвованы для удовлетворения случившейся мне обиды и потери, и 15 тысяч рублей тогда будут выданы тем братьям и сестрам, которые меня ссудили, а потом деньги, которые останутся, как мне принадлежащие, все братья и сестры должны разделить по равным частям, а в число братьев и сестер принять милого племянника Якова, сына благодетеля моего отца Профессора Гааза. Я знаю, что все мои милые и добрые родные разделят со мной дух повиновения во всем воле Божьей и всегда с искренним сердцем скажут Ему: «Слава и похвала вовеки!».

Всем, которые будут полагать, что они остаются мне что-нибудь должны, да будет известно, что я им все прощаю. Покорнейше прошу добрейшего Алексея Николаевича Бахметьева 11 иногда обратить око милосердия на жалкого Филиппа Андриянова. Первая милость, которую показал ему Алексей Николаевич, сделалась причиной всего того, что я после него делал. Кажется очевидно, что Провидение хотело вручить его обеим нашим рукам.

На моем столе находится маленький ящик, в коем лежит чернильница, перо и мощи св. Франциска Солезиуса.12 Сей ящик надобно передать Боголюбе Давыдовне Боевской, которая со временем так устроит, что сии мощи можно хранить при Католической Церкви в Г. Иркутске. В верхнем ящике комода находятся две картины папеньки моего и маменьки, я их передаю, чтобы она их тихим образом хранила при себе.

Я прошу добрейшего моего благодетеля Николая Алексеевича Муханова13 , чтобы он продолжал несколько времени месячные десять рублей серебром, которые прошу чрез Андрея Ивановича передать бедной добрейшей Боевской, которая мне как духовная дочь и сестра.

О, какая твоя благодетельная для меня ручка, мой почтеннейший Николай Алексеевич.

Еще имею некоторых бедных, которым я от г. Муханова всякий месяц давал: Анне Петровне Тринклер два рубля, г-же Безсоновой один рубль, г-же Рылеевой один рубль, бедной девушке в Набилковской богадельне14 Ирине один рубль, г. Медединой один рубль, Матрене с дочерьми один рубль, кои прошу чрез Павла Яковлевича, ежели получится вспомоществование, продолжать выдавать.

Два портрета моих благодетелей Графа Зотова и генерала Бутурлина передаю моему другу Андрею Ивановичу Полю, который разделяет об них мои чувства любви и преданности.

Насчет картины Ван Дейка, которую почетный гражданин Федор Егорович Уваров во время моей болезни подарил мне, за что я не в состоянии выразить чувства глубочайшей благодарности, я думаю, что этим подарком сделал он для меня самую приятную вещь, которая могла быть сделана для меня на свете. Молюсь Богу, чтобы он возвратил Федору Егоровичу во сто раз то, что я чувствовал, что получил от него.

Я прошу гг. священников нашей церкви, г. Эларова, г. Кампиони, Михаила Дормидонтовича Быковского15 , чтобы они нашли приличный способ поместить ее близ алтаря Божьей Матери в нашей церкви. Она должна быть поставлена на мраморном бруске и на сем бруске написаны сии слова, что Божья Матерь говорила всем в Кане Галилейской: сделайте, все, что Он скажет. (Quodcunque vobis dixerit, facite). Иоанн, 2:4.

Важность сей картины состоит в том, что Божия Матерь всем молящимся Ей показывает Младенца и всегда нам говорит эти слова, которые Она сказала в Кане Галилейской: сделайте, все, что Он скажет. Quodcunque vobis dixerit, facite. Вследствие сего наставления Божьей Матери сделано Спасителем нашим чудо, о котором Он сперва объявил, что Он не намерен был в то день чудо делать и что Провидением от века веков не назначено было, что оно должно быть сделано в тот день, однако ж сие единственное чудо сделано чрез участие, которое Божья Матерь приняла в этом деле, а участие состояло в том, что Она научила людей исполнят все, что Ее Сын, наш Бог, скажет. Утешает меня очень мысль, что чрез прибавление к сей прекрасной картине материнских слов: «сделайте, все, что Он скажет» во многих сердцах откроется настоящее отношение наших молитв к Божьей Матери, т. е. что наши молитвы к Божьей Матери могут иметь только успех, когда мы исполняем наставление Ее исполнять все, что Он скажет.

Не надобно жалеть расходов, дабы это было сделано очень прилично. Добрый мой Андрей Иванович найдет уже на сей предмет нужные деньги.

Занимают меня еще два предмета: 1) представление мое к награждению служащих при больнице. Я прошу покорно моего друга Александра Ивановича Овера16 , чтобы он попросил Ивана Васильевича Капниста17 самому рассмотреть сие дело, которое верно тогда будет признано достойным одобрения. 2) предмет есть, что покорнейше прошу Комитет согласиться на мою просьбу препоручить некоторым членам сделать справки о полученных мною чрез Комитет от Губернского Правления кандальных денег, излишки которых должны принадлежать мне как подрядчику, но не желая иметь от этого ни малейшей пользы, я просил Комитет дать шнуровую книгу для записи о расходе сих денег, кои я всегда писал в шнуровую Комитетскую книгу.

Я бы желал, чтобы было рассмотрено под председательством Члена нашего Комитета Дмитрия Ивановича Коптева, при членах г. Кондратьеве, г. Шеншине, при сыне г. Розенштрауха Федоре Васильевиче, при правителе Комитета Илье Ивановиче Захарове. Я прошу пригласить для изъяснения сего дела Ивана Алексеевича Нечаева, который один лучше всего знает, что там на Воробьевых горах всегда делалось.

Кажется, Комитет не будет отказывать мне в такой просьбе, чрез которую откроется важное для меня обстоятельство в действиях моих в Пересыльном Замке, ибо старший писарь Полицейской больницы для бесприютных больных Петр Андреевич Игумнов открыл, что я передержал против полученного от Губернского Правления значительную сумму; а сие могло случиться следующим манером: часто меня просили, не угодно ли мне из кандальной экономии расходовать на это, это и это, на что я очень легко всегда соглашался, ибо истинно знали, что я желала расходовать всю экономию по кандалам и точно иногда затруднялся, что сделать из остатков экономии, которые в прежние времена иногда оставались значительны, то и легко могло случиться, что я, полагая, что экономия есть, соглашался на разные раздачи, но никогда не намерен был из моих собственных денег делать никакого пожертвования. Я часто удивлялся, что приобретая иногда деньги, имевши тогда практику, не израсходывая для себя особенного ничего, все находил себя без денег и по открытии писарем Игумновым я вижу теперь, что мои собственные деньги пропали в этих расходах, кои назывались кандальными, а за сие, ежели окажется истинно, то я прошу Андрея Ивановича выдать Игумнову сто рублей серебром.

Ежели окажется, что я по ошибке в пользу Комитета расходовал, то я надеюсь, что онг мне возвратит сумму, которую предоставляю получить Андрею Ивановичу Полю, а его прошу употребить для трех известных ему предметах.

Еще уповаю на доброго моего Андрея Ивановича, что он найдет способ наградить всех столь много трудящихся около меня, а книжки Problemes de Socrate 18 я очень желаю, чтобы были напечатаны в память дружбы моей к Николаю Николаевичу Бутурлина сыну, моего большого благодетеля генерала Бутурлина. Я чувствую, что размышления о системе Сократа могут быть многим полезны, но покорнейше прошу г-на Пако 19, г. Кроткого, г. Чедаева и г. Цурикова принимать в сем деле христианское участие и стараться совершить эти размышления так, как следует.

Я просил г. Эларова, чтобы похороны были на счет Церкви, на одно паре лошадей без всякого прибавления.

Москва, 21 июня 1852 г.

Щукинский сборник, вып. 10, Москва, 1912.

ПРИМЕЧАНИЯ

В наше время "Завещание" Гааза публиковалось в книге "Московский очаг милосердия: святой доктор Гааз". М.: Благотворительный фонд социальной поддержки населения "ЭСКО", 2010 г. С. 415-421. Это издание имеет ряд недостатков - в тексте пропущено несколько строк, орфография и пунктуация не приведены к современной норме, полностью отсуствуют примечания. Поэтому данный текст сверен с "Русским архивом". Примечания также даны по журнальной публикации, частично мои.

1 Из архива Московского Надворного Суда. Прим.П. Бартенева

2 Некогда Ф. П. Гааз был так богат, что ему принадлежал на Кузнецком Мосту огромный дом (Ныне наследников доктора Захарьина).Прим.П. Бартенева.

3 Известному ныне врачу-оператору; он ввел раздробление камня в мочевом пузыре. Прим.П. Бартенева

Поль, Андрей Иванович (1794-1864)заслуженный профессор Московской Медико-Хирургической Академии и Московского Университета, академик, совещательный член Медицинского Совета. Благодаря трудам П., Екатерининская больница получила большое значение, и Медико-Хирургическая Академия устроила в ней свою клинику, которая впоследствии превратилась в клинику Университета. С этого времени больница стала пользоваться особенным доверием москвичей. Помощником П. был старший ординатор больницы, Александр Петрович Попов. В 1828 г. П. принимал участие в борьбе с эпидемией тифа, развившейся среди арестантов Московского тюремного замка. В 1830 г., во время холерной эпидемии, он заведовал тремя отделениями для холерных в Екатерининской и Мещанской больницах и был членом комитета для принятия мер к предохранению от холеры. Кроме того, он заведовал 2 года больницей тюремного замка и состоял членом различных больничных комитетов. … Профессор Полунин упоминает о тесной дружбе П. со знаменитым тюремным врачом, Ф. П. Гаазом. "Доброе сердце П. вполне соответствовало сердцу своего друга, и он до кончины не оставлял службы по тюремным замкам". Большая биографическая энциклопедия

4Собакинский Василий Филиппович (1818–1884) - московский врач, медик при Полицейской больнице для бесприютных больных. Упоминается в дневнике И.В. Киреевского («25 августа [1852 г]. — Все утро ходил отыскивать портфейль. — Вечером к Шевыреву с Зедергольмом и Филипповым. Там слушал рассказы о Гаазе служившего с ним доктора Собаковского").

5Бывший старший врач полицейской больницы, д. с. с.; † 7 сент. 1885 г. Биография.ру

6 Известному в то время владельца галантерейного магазина на Кузнецком Мосту, на углу Рождественки. Прим.П. Бартенева

Розенштраух, Василий Иванович, московский общественный деятель (1793-1870). Вместе со знаменитым филантропом доктором Ф. П. Гаазом Розенштраух в течение почти 30 лет был одним из наиболее деятельных членов Московского Тюремного Комитета, а также и Глазной Больницы, которая своим возникновением обязана главным образом стараниям Розенштрауха. Кроме того, он состоял постоянным казначеем Комитета для разбора просьб учреждений призрения и своей неутомимой деятельностью немало способствовал накоплению капиталов на их содержание; принимал он участие и в Комитете продовольствия арестантов и во многих других Комитетах, благотворительных Обществах и учреждениях. Он пользовался в Москве большой известностью, как добрый, отзывчивый человек. Большая биографическая энциклопедия

7То есть церки св. Людовика на Лубянке? Прим.П. Бартенева. Нет, не св. Любовика, Гааз был прихожанином церкви Петра и Павла в Милютинском переулке.

8Видимо, завещает он не музыкальный инструмент, а ноты произведений для фортепиано.

9 Steven Blankaart (1650-1704) - голландский ученый, врач, автор ряда медицинских сочинений. "Лексикон Бланкарда" - это Lexicon medicum graeco-latinum (1679).

10«Обычно его сопровождал его воспитанник Норшин. Двенадцатилетнего еврейского мальчика увезли из Литвы с партией кантонистов - «инородческих» сирот, солдатских сыновей и приютских воспитанников, «не знающих родства», которых сызмальства превращали в солдат. Норшин в дороге заболел и то ли сам отстал и потерялся, то ли его выбросили за негодностью, но он в горячечном жару очутился в полицейской арестантской. Там его нашел Федор Петрович, забрал к себе в больницу, вылечил и стал обучать. Мальчик говорил на еврейском наречии немецкого языка, и они хорошо понимали друг друга. Он привязался к Федору Петровичу, ходил за ним по больничным палатам, радовался каждому его поручению, учился с жадным прилежанием, запоминал все наставления. При крещении дали ему царское имя Николай (тогда всех кантонистов из инородцев нарекали Александрами или Николаями). Даже взыскательный доктор Андрей Иванович Поль признавал, что он хорошо успевает в изучении медицинских предметов и ловко ухаживает за больными», «Николай Агапитович Норшин, крестник и воспитанник Гааза, бывший бесприютный сирота Лейб Марков Норшин, стал студентом медицины. Федор Петрович готовил его к занятиям, обучал математике, латыни, фармакологии, основам медицинских наук. Он успешно закончил курс университета, получил звание лекаря. Был назначен служить в Рязань.»

«Федор Петрович переписывался с Норшиным, который обстоятельно докладывал ему о своих делах, о неудачах и успехах в лечении, о размышлениях на самые разные темы. Когда в 1831 году он полюбил немецкую девушку, дочь сослуживца, и решил жениться, Федор Петрович написал ему, обращаясь торжественно на Вы:

«Вы намереваетесь, дорогой друг, жениться, да благословит Бог ваше намерение, и пусть ваше семейное счастье будет земною наградою за добро, которое вы старались и стараетесь делать окружающим. Вы знаете мой взгляд на счастье. Оно состоит в том, чтобы делать других счастливыми. Поэтому избегайте, друг мой, всего, что почему-либо может огорчить вашу жену, вашу подругу - и предусмотрительно обдумайте свой образ действий так, чтобы делать ей приятное. Haec fac ut felix vivit! Меня несколько тревожит разность ваших исповеданий. Ваша будущая жена протестантка, а еще Шеллинг сказал как-то в Иене, что протестанты перестали бы быть таковыми, если бы постоянно не протестовали. Между супругами должно существовать полное согласие и взаимопонимание. Но лучше всего его достигнуть не спорами и препирательствами, а помня, что Бог один для всех...».

(Цитаты из книги Л. Копелева «Святой доктор Гааз», 1993)

11В то время бывшего попечителем Московского учебного округа. Прим.П. Бартенева

12Св. Франциск Сальский (1567-1622) – любимый святой Гааза, обильно цитируется в «Призыве к женщинам». К сожалению, сведений о том, добралась ли эта частица мощей до иркутского костела, мне найти не удалось.

13 Ф.П. Гааз был связан дружбой с семьей Мухановых.Он сопровождал их на минеральный воды, описание которых и сделал. Прим.П. Бартенева. Муханов, Николай Алексеевич (1802-1871) - Люди и книги

14 Набилковская богадельня для престарелых из разных сословий была основана в 1828-1835 году известным благотворителем, почетным гражданином, купцом Федором Федоровичем Набилковым. Здание нобилковской богадельни сохранилось, находится по адресу Протопоповский переулок, 25.

15Быковский, Михаил Дормидонтович (1801-1885) - московский архитектор, реставратор, общественный деятель.

16 Овер, Александр Иванович (1804-1864) - тайный советник, заслуженный профессор терапевтической клиники и директор терапевтического отделения факультетской клиники Московского университета, инспектор Московских больниц гражданского ведомства, гоф-медик, выдающийся хирург. Большая биографическая энциклопедия

17Капнист, Иван Васильевич (1797 – 1880). Сын Василия Васильевича Капниста, московский губернатор в 1844—1855 гг.

18 Рукопись этого сочинения Гааза на данный момент не найдена в архивах исследователями.

19 Это профессор французского языка в Московском университете, достойнейший Степан Иванович Пако, уроженец Нормандии, приглашенный Ф. В. Самариным в наставники к сыну его, Юрию Федоровичу. Прим.П. Бартенева

------------

Мы в Фейсбуке

Мы во Вконтакте

Мы в Telegram

Мы в Instagram

ugluka@mail.ru

Hosted by uCoz