Кеменкири на Драббл-фесте

За что мы будем сражаться

За что мы будем сражаться

О чем могут напомнить камни из Белерианда. И не только камни


На память о той войне у Алмариона есть мешочек камней. Кажется, по камушку за год. Но может быть, на важные события пришлось и по отдельному, не выжидая целого года. Есть оплавленный, с поля Анфауглит. Есть черный, угловатый, которого и коснуться страшновато - вроде бы от той самой вражеской крепости. Есть с синей прожилкой - от тех Голубых гор, что были в глубине земель, а стали прибрежными... Но эти прибавились позже.


Сначала были другие. Белый, с обломанным завитком - от руин Эглареста.Есть другой, розоватый, а на нем, кажется, птичий клюв - этот нашелся там, где раньше был Нарготронд. А у великой реки Сирион им довелось стоять долго, больше года - а потом и Сириона-то не стало... Пока он еще был, а год шел уже второй, Алмарион подобрал там речную гальку, каких вокруг было множество. Но это - на второй год.

А в тот, первый... Они пришли к реке, зная, что теперь Враг уже знает об их появлении. И даже - что его войско уже приближается. Разведчики следили за ним издали, а еще - всех, кого встречали, убеждали отходить за реку. Говорят, соглашались не все - и лесные эльфы, и лесные люди. Понять их Алмарион никак не мог. Бывшие в войске белериадцы пытались объяснить ему. Например, что есть те, кому кажется лучшим умереть на своей земле, чем жить на чужой. Этого он все равно не понял. Ему-то как раз, если и случится умереть, то не на своей земле.

Кого-то все-таки удавалось убедить, но, с другой стороны, основные задачи у разведчиков были все же иные. А скоро и им пришлось спешно возвращаться, чтобы не стать добычей врагов. Кто-то даже переправлялся вплавь, не став добираться до припрятанной лодки.


...Эти Люди причалили к берегу утром. Впрочем, заметили их на середине реки. И не только на этом берегу. Дозорных более всего и привлек в сумерках нестройный гам орков. Немногих - выступление явно не готовилось. Что же это?

А вот что. Маленькая лодочка (та самая, которую не искал дозорный!), осевшая в воду почти до верха бортов. Потому что сидит в ней, рассчитанной на двоих эльфов самое большее, человека три или четыре, да еще с какой-то поклажей. Впрочем, когда в них начали стрелять с того берега, оказалось, что мешком как раз можно прикрываться! Это и делали, кажется, двое, остальные старались выгрести к берегу.

Удалось им это не иначе как милостью Эру! Когда стало понятно куда сносит лодку, туда побежали несколько воинов почти без доспехов, но со щитами (хотя теперь орки уже почти не достреливали). Они и помогли, зайдя в воду, наконец причалить этому невероятному экипажу.

Вот они уже на берегу и в безопасности. Старик с мешком, так и не оставивший весло - кажется, он на него опирается. Усталая женщина. Девушка... с курицей. С живой курицей, которая, получается, тоже переправлялась через реку. Мальчик - с интересом разглядывает стрелу, вытащенную из бока мешка. Четверо. Великие Валар, четверо и курица!

Вокруг них уже хлопотали, спрашивали, какая требуется помощь, - но старик все требовал провести его к "здешнему главному". Так и пошел - с веслом и почему-то с мешком. Алмарион был при этом разговоре.

Он почему-то был уверен - это кто-то из тех, не желавших уходить. Вдруг сообразивших, что они хотят все-таки жить, хоть и на чужой земле. И даже спросил об этом. Оказалось иначе. Старик кивнул - он знал о таких, и говорил о них - с уважением, да еще добавлял, что они, может, еще немного попортят малину подошедшим оркам... (Это было такое местное выражение, - как местная мелкая малина, - он его уже слышал от людей в войске). Нет, они, оказывается, давно собирались уйти... но решили, что смогут, задержавшись, может быть, усмотреть что-нибудь ценное, - все эти свои наблюдения старик и хотел теперь передать "главному". Майа слушал его внимательно, а Алмарион не знал, что из этого было в самом деле ценно и ново, - хотя, похоже, они и правда разглядели войско ближе, чем их разведчики, которых никто просто не стал бы, рискуя их жизнями, посылать так близко. Этих - не посылал никто, кроме самих себя. Майа еще расспрашивал их потом - просто о том, как они жили здесь в недавние времена. Эльф тоже слушал - и приходил в ужас от услышанного... и в изумление - от того, что человек рассказывал об этом не со страхом, не с унынием... а спокойно, а иногда - даже с шутками. И теперь, в безопасности, еще и поинтересовался, выступают ли все завтра на бой, и когда? Очень удивился, узнав, что нет, не завтра, и уж им-то можно просто отдохнуть пока...


...Алмарион потом спросил его - не удержался - какой камень их народ ценит больше всего. Старик нахмурился, поскреб подбородок.. "Да камень... что камень, мы все из дерева и строили, и делали... Ну, что не из железа!" Дня через два Алмариону попался на берегу чудной кусок дерева - окатанный водой, как настоящая галька. Он и его добавил в мешок. И теперь, если спросить, который их тех камней ему дороже прочих, он покажет удивленному собеседнику эту "деревянную гальку". И добавит: "Вот тогда я и понял по-настоящему, за что и для кого мы будем здесь сражаться".

4:31 25.11.2012

Hosted by uCoz