Кеменкири на Драббл-фесте

По зову моря

По зову моря

История о том, как Амариэ не дождалась возвращения Финрода. Не самым тривиальным образом.

"Корабли стали неотъемлемой частью ее жизни..."


Кто бы мог подумать - сначала было просто море...

Нет, не так. Сначала была темнота, и нужно было спасать все, что росло в Валиноре при свете Древ - Йаванне понадобилась помощь многих, тем более, у самих Валар был не менее важный труд, как стало ясно потом: они творили Светила.

Потом темнота ушла, и пришло осознание, что помощь другому - это верный способ остаться в разуме для нее самой. О том, кому бы помочь, долго думать не пришлось: телери все еще не оправились после произошедшей в Гавани битвы. не было кораблей, не было больше многих из жителей... даже цветные фонари на пирсах горели далеко не все!

А еще там было море. Можно было смотреть на него через арку бухты - и думать. Или уходить чуть дальше по берегу - туда, где можно увидеть открытое море...

А потом были - корабли. Корабельные мастера строили новые (вздыхая порой, что они - не чета прежним, а потом снова увлекаясь идеями - как сделать вот то и вот это?). А она была среди тех, кто ткал паруса. Потом они принесли паруса на первый из кораблей. Потом - отплыли на нем недалеко вдоль берега, попросил Оссэ о попутном ветре... В следующие плавание Амариэ попросилась сама - на том же корабле. А вскоре попросила и оставить ее в команде - ткачих для парусов было не так уж и мало!

Одежда и прическа, привычные при работе в саду или в поле, неплохо подошли для корабля. Невысокая, легкая, она полюбила взбираться на мачту... и нырять прямо с палубы - тоже. Перед ней открывался новый мир, закрывая отчасти ту пустоту, что осталась в душе, когда рухнул весь прежний мир.

Они доплывали до пустынного Тол Эрессеа - и бродили по нему, и Амариэ пыталась по рассказам родителей узнать памятные им места острова... "А дальше?" "Дальше только зачарованные острова" - отвечали Телери. - "Нашим кораблям не пройти их. Можно плыть на юг, можно - на север..."

Не сразу, но она уговорила их, "свою команду", проплыть севернее, насколько только позволяло море. Чтобы почти неотрывно смотреть на берег и думать: они прошли здесь. Все они - и он тоже.

Юг мало интересовал ее (хотя неугомонные подростки с младшим сыном Олве во главе отправились таки искать "прежнее логово Унголиант"...). Других путей не было - но ей предстояло еще многое постигнуть, чтобы хоть приблизиться к совершенству телери в корабельном деле... А я еще - всегда можно просто смотреть на море и думать...


Говорят, Валар снова были заняты созданием корабля для нового Света. А пока Эарендиль, что поведет его, вернулся в Гавань телери. Узнать, как отплыли его спутники, встретиться с супругой... Но еще он спрашивал, почти не надеясь:

- Кто-нибудь еще приплывал сюда - до меня? Государь Тургон отправлял корабли, и еще... мои родители. Они тоже отплыли на Запад...

Никто не приплывал ранее тебя - отвечают ему. Да он и сам должен был понять это, еще во время Совета Валар. Его рассказывают про Моря Теней и Зачарованные острова. Ему приходится долго рассказывать про них - все их чары оказались бессильны перед Сильмарилом... или судьбой? Или отчаянным желанием донести весть? Новости эти печалят Эарендиля, но у него есть и другие дела, Вингилот почти готов к новому плаванию...

Но Амариэ все не может успокоиться, услышав о вестниках. Она снова не отстает от "своих":

- Нам не нужно _проходить_ эти острова, нам не нужно плыть дальше их - только до них! Мы проплывем мимо, увидим, есть ли на них кто-то... и попросим помощи Оссэ и Уйнен, если понадобится!

...должно быть, вестники короля Тургона все же сгинули в пучине. На двух островках они видели обломки кораблей. Но последний из островов, самый северный, наконец оказывается не пуст. Двое. Эльфийка (и Амариэ все не может понять, верить ли смутному узнаванию?) - и кто-то непонятный. Он похож на эльфа - так, как она чувствует его, - и непохож на вид. У него - борода, как у Махтана, и серебряный оттенок в волосах, как у родичей Олве, и все равно - не похож. Они спят, но просыпаются, едва первый с корабля сходит на берег. И чары Зачарованных морей никак не мешают всем им взойти на корабль телери и вернуться в Альквалонде. Значит, такова и воля Валар? Они успевают рассказать в дороге о многом, и Амариэ, вцепившись в мачту, слушает и слушает... Он замечает ее внимательный взгляд, человек по имени Туор:

- Смотришь? Да, у вас в Амане-то Людей не видали, а в Средиземье их теперь много... их нашел король Финрод Фелагунд, и потом о них много радел, и ради человека и умер...

- Фин-род? - не удерживается она, снова не понимая - верить ли узнаванию?

- Да, Финрод Фелагунд. У вас его называли... Артафинде? или все-таки кажется - Финдарато? Неужели ты его знал, юноша?

- А я не юноша, - отвечает Амариэ. И...

Тут поднимает голову спутница Туора:

- А ведь я не узнала тебя...

Они были знакомы, но не были подругами - Амариэ была старше ее, и казалась Идриль взрослой и недосягаемой...

- А я узнала. Но все не решалась подойти. Ты теперь - старше меня... - она наконец подходит и заключает Идриль в объятия.

- Мне пришлось - очень скоро пришлось - стать старше.


...он все-таки стал эльфом - этот странный человек-который-эльф. Так хотел он сам, так просили Валар - и так сделал Эру.

И еще он стал мореходом - выросшие среди гор, нашедший свою судьбу в скрытом городе... и проживший еще половину жизни в Гавани у моря. теперь он почти все время в море - а значит, им с Амариэ есть где встретится. Она переходит иногда не его корабль - и слушает их с Идриль рассказы. И узнает, как много и в его собственной жизни, и в жизни всего Белерианда связано с тем, ради кого она сначала просто ходила смотреть на море... Ульмо, явившийся, как говорят, двум друзьям - Финроду и Тургону. Города, которые они построили вслед за видением. Дружба с владыкой Дориата, который и указал ему место для города. Племена Людей. Сильмарил, определивший судьбы столь многих в недавние годы, - тот самый, который добыл Берен, - и вряд ли добыл бы без помощи Финрода...

Амариэ слушает, и эти новые для нее земли занимают все больше места в ее сердце. Кажется, наконец заполняя до конца ту пустоту в душе.


"Мы перевезем войско Валинора. Всех - майар, ваньяр... и нолдор. Но сами мы не ступим на тот берег, и не станем воевать. Таково мое решение", - говорит Олве, и телери слушают его. Они согласны - ведь это решение выросло и из их советов, споров, сходок... И вдруг звонкий голос разрывает тишину:

- А я - сойду на берег!

Это еще что за мальчишка неразумный? - думает, оборачиваясь Олве. А это вовсе и не мальчишка, а дева... кто бы мог подумать - из народа ваньяр!

- Я не из твоего народа, и ты не можешь мне приказать, - продолжает она.

- Я не могу приказать тебе. Но... это означает, что ты плывешь на восток?

- Я уже однажды покорилась приказу и не стала не во что вмешиваться... и вот что вышло, сам видишь! Или ты хочешь, чтобы твои моряки еще 500 лет мучали, обучая меня крепить парус?

- Амариэ... - Олве никак не может удержать улыбку. - Ты можешь сказать серьезно - почему?

- Могу, - отвечает она, и задорная улыбка растворяется, и на короля смотрит не бойкая девчонка, а много пережившая женщина. - Я говорила с отцом, с братом, с нашими Мудрыми. Эта война, какой бы победоносной она ни была, не пройдет даром для этой земли. Поэтому Валар и медлили с ней. А я... я хочу успеть увидеть ту землю, которая оказалась так дорога... ты знаешь, для кого. Я знаю, он расскажет, когда вернется, но я хочу видеть ее своими глазами! И тоже - сделать для нее хоть что-нибудь...

- Хорошо, пусть будет так, - кивает Олве уже с другой улыбкой, чуть печальной. - А в остальном - слушайся своего капитана!

- Знаю... капитан флота!

- Нет, в этом плавании флотом командует мой сын, Элулиндо... Я остаюсь на этом берегу.

Былой искатель "норы Унголинат" стоит, скрывая волнение, рядом с отцом, и один и тот же ветер с моря треплет их волосы...


Финрод знал, что час его возвращения когда-нибудь придет. Во владениях Намо не понять, как течет время, но ему все равно показалось - скоро. Слишком скоро позвал его Вала, а молчаливый майа взялся проводить до Тириона. В полях и рощах ему хватало этого молчания, но теперь...

- Почему так пусто, скажи?

Пустые улицы Тириона... если в Мандосе снятся сны, то можно сказать - это был один из самых частых его кошмаров. Он сбылся? Часть домов заросла плющом, но вот иные, с виду жилые - и ни звука из них!

- Многие из тех, кто жил здесь все эти годы, ушли на войну.

- На вой-ну? Здесь?..

...Моргот прорвался в Валинор снова?

- В Белерианд. Их ведет твой отец. А здесь остались те, кто не воюет, и им тоже нужен... правитель.

- Отец... Я хочу поговорить с ним, хотя бы понять, что я должен делать! Мы успеем?

- Нет. Они отплыли вчера. Вас обоих задержало бы это прощание.

- Что же...

- И не удивляйся, если не встретишь тут еще некоторых из близких тебе... Многие отправились в поход.

- Матушка - вместе с отцом?

- Нет.

- Но... Индис или ее дочери - было бы совсем невероятно подумать так...

- Верно.

- Но тогда... - и тут он догадывается. - Но как? Почему?

- Поговори с Олве, сын Арафинве. Я думаю, у вас найдется и много иных тем для разговора...


...сколько раз она представляла, как встречает его на причале Гавани. И никогда не думала даже - хоть бы за все годы этой войны! - что может случиться ровно наоборот...


3:44 08.07.2012

Hosted by uCoz