Кеменкири на Драббл-фесте

Нирнаэт. Филологические последствия.

Нирнаэт. Филологические последствия.

ЧВ жанре экспромта ...и недогляда. Автор пролистывал список заявок драббл-феста и вместо "ранимому" прочитал "РАНЕНОМУ Маглору не нравится, как звучит его новое имя на синдарине..."


- Маглор! Маглор, ты слышишь меня? Сделай знак, если слышишь!

Никакой реакции. А ведь она чувствует, что на этот раз раненый в сознании... ну, или почти в сознании. И дело еще темное, насколько оно ясное, это сознание: череп, конечно, цел, но шлем с него, говорят, снимали долго и по частям...

Наконец целительница решает перейти к более активным действиям. Ну то есть - достаточно осторожно тронуть его за плечо, и снова повторить:

- Маглор, ты слышишь меня?

И вот теперь он открывает глаза. Но несфорусированный взгляд очень быстро сменяется каким-то враждебным прищуром. Голос звучит тихо, но недоверчиво:

- Кто он? Кто это? Почему о ты о нем меня спрашиваешь? И кто...

...и еще он звучит на другом языке, этот голос. на том, который целительница знает как "книжный" - а говорит совсем на ином, на этом можно цитировать трактаты, он понятен, но говорить на нем - непривычно...

И тут ее, растерявшуюся, отодвигает в сторону чья-то уверенная рука, - и голос старшего целителя произносит:

- Макалаурэ?

И взгляд меняется, голос теплеет:

- Я... Эрендильмо, ты?

- Я, кто ж еще...

- А кто он, этот... - говорящий морщится от боли, - почему меня о нем...

- Маглор-то? А это ты, друг мой... Смирись с этим, поздно протестовать. Уже четыреста с половиной и еще малость лет как ты! Вспоминай понемногу... А не получится сейчас - потом вспомнишь, не такое уж важное дело...

И откликаясь, похоже, уже только на взгляд раненого, коротко сообщает:

- Мы отступаем. Химринг оставлен. Все твои братья живы. Про Запад... пока ничего, кроме слухов.

И резко развернувшись, выходит из шатра: в походном лагере у горы Долмед у него еще очень много забот... И лорд Маглор, его друг со времен Древ, - еще не самый главный предмет для беспокойства.

А целительница, прослушавшая весь этот разговор с немалым удивлением, тихо произносит:

- Макалаурэ... - и снова придвигается ближе, чтобы раненому ее было лучше видно.

- Да... как он сказал? ...Маглор, да? А его-то как? ...Эрени...Эредиль... нет?

- Эрниль, - отвечает она уже чуть увереннее. - Я могу и братьев назвать, нужно?

- Братьев? - но голос уже совсем тихий, похоже, в сознании он пробудет недолго, - ...зачем, главное, живы, как бы ни звались... Эрниль, вот придумал-то... но протестовать - поздно... так?

И он засыпает, не дослушав ответа.

Вот и хорошо, думает целительница. Раненый без сознания удобен тем, что не мешает перевязке. А с этим она справляется куда лучше, чем с разницей в языках...


20:47 22.09.2011

Hosted by uCoz