Кеменкири на Драббл-фесте

Разговоры на Тол Гален

Разговоры на Тол Гален

Что могут рассказать Берен и Лютиен – Зеленым эльфам, и что – они им


*



Утром на том берегу протоки опять сидел эльф. Тинувиэль уже ушла бродить по острову - значит, он подошел позже... или ждал именно Берена. Как ни удивительно - до сих пор! - бывало и такое. Адан прищурился, рассматривая гостя: при нем не было ни корзины, ни плетеной бутыли или, скажем, нескольких рыбин, никакой мудреной снасти - только моток веревки. Ну да это у них - мост. Что же, значит, просто любопытство - или новости, какие тут могут быть - про лес, осень и зиму...

Этого эльфа Берен знал. Он появился одним из первых - вот так же, только с корзиной ягод. А потом остался у них до следующего утра, и все время, что не помогал - расспрашивал. "Ты у них главный, или посланник от него?" - спросил тогда Берен. "Нет, главного у нас нет, а я - самый любопытный!" - отмахнулся эльф. К счастью, в пределы его любопытства входило и знание Синдарина, очень похожего на тот, на котором говорил Берен: речь большинства остальных, если уходила дальше коротких реплик "по делу" казалась ему тарабарщиной с отдельными вкраплениями Синдарина. Но уже несколько меньшей, чем в самые первые дни...

Берен вышел из тени перед домом, приветливо махнул эльфу и пошел к берегу. Усмехнулся, и привычно заметил невслух: "Да, вот уж не привыкну никак, что ко мне - к нам! - будут эльфы ходить, по хозяйству помогать..." Это был одним из тех чудес, из которых складывалась их жизнь. И самое замечательное было в том, что Тинувиэль тоже говорила, что любопытство и помощь со стороны Зеленых эльфов склонов Эред Луина - это впрямь что-то невиданное. Да он и сам знал: это те самые, что не позволили когда-то поселиться в своем лесу Беору и его сородичам... Впрочем, если бы здесь вновь появился Дом Беора - даже те, кто остался в живых теперь, - они бы, может быть, вновь были против, а их всего двое... ну, трое, уже почти трое, конечно... Да и сам он - давно уже ушел путем, отдельным от путей Дома Беора. "Как и сам Беор некогда, вообще-то, правда?" Это была привычка, оставшаяся от прошлой жизни - от одной из них - и так и не ушедшая в нынешней: говорить с ушедшими. Тем более, что со временем их не становилось меньше. А когда-то вокруг - кроме врагов - оставались только они, и тогда у него новостей хватало на весь отряд, каждому - свое... А едва ли не самым невероятным в одной из его жизней - той, что была вообще-то смертью, оказалось то, что это возможно и наяву, так, чтобы второй стоял перед тобой и точно слышал... Нет, никого из Людей он там, конечно, уже не встретил, но в "дорогих покойниках" у него уже давно были не только Смертные.

Он едва заметно кивнул и улыбнулся невидимому собеседнику и шагнул к березе у берега. Там уже лежал брошенный эльфом конец веревки. Лесные гости появлялись довольно часто, чтобы Берен уже неплохо научился завязывать эльфийскую веревку на дереве "в полторы руки", как говорил он сам. Вот узлы на себе - это уже не так удобно... Эльф перебежал по натянутой веревке на остров. В этот раз - один, а бывало и несколько - когда они, например, взялись объяснить, что в этих краях нет нужды в бревенчатом жилище, и что и как можно построить, если они не хотят жить на дереве (на этом пришлось некоторое время настаивать). Но этот эльф бывал чаще прочих. И на этот раз догадка Адана оправдалась:

- У меня есть вести для тебя, лорд Берен.

(Возражение "Какой я тебе лорд?" звучало уже не раз, но почему-то упорно не действовало).

- Вести - это хорошо! Пойдем к дому. Какие вести - зима идет?

- Для зимы еще рано, - серьезно ответил эльф. У меня есть вести с Севера.

- Что там? - человека сразу охватило тревожное напряжение.

- ...хорошие вести.

Неужели и такое еще бывает?! А эльф продолжал:

- ...эльфы севера - говорят, все, - и восточные, и западные, собрали войско, хотя, говорят, и не очень пока большое, и... они выгнали орков из твоей земли. К нам пришли сородичи из Арториена, они уже заглядывали туда, и они говорят: лес темен, но пуст...

- Мою землю? - как будто ясны все слова, и все-таки что-то отчаянно непонятно.

- Они освободили Дортонион, в самом деле так? - это Тинувиэль. Неслышно вышла из-за дома, даже лесной гость ее раньше не заметил - впрочем, он совсем растерялся:

- Да, Дортонион - разве я ошибся, и это - не твои земли, лорд Берен?

- Нет, мои...

Озера, каменистые нагорья, хутора в лесу, снег на склонах, серебряные звезды в морозном небе...

- ...мои, Галатиль. Только я давно уже не их. Так уж случилось... Теперь мои земли - здесь. Но я рад, что нечисти там больше нет. Наши... смогут там жить. Или нет еще?

- Лес темен, но пуст, - эхом повторил эльф. Получалось как-то печально - и пусто. Как гулкое осеннее эхо. Берен помнил, во что превращался тот лес, столь родной ему... Неужели он так и останется стоять - пустым и полумертвым?

Что же, тогда тот лес, что был раньше, все равно остался - в его памяти, под серебряными звездами Серпа Валар, под небом той последней зимы, когда он на пределе сил уходил на юг, даже не помня от холода и усталости, насколько же он любит свою землю...

Здесь, у склонов Эред Луин, что-то было похоже - быстрые и прозрачные горные реки. Что-то - совсем иное - это изобилие всего растущего (но лесные гости говорили, что до их прихода на острове не росло половины того, что пробилось из земли этим летом!). Он еще только узнавал эту земли, хоть остров был и невелик. И... наверное, уже любил ее, хоть и совсем иначе, чем ту. Как может человек любить мать - и супругу. И как бы то ни было, отныне его земля - здесь. Но и леса прежней, и память о тех, кому можно беззвучно рассказать о той и об этой - тоже с ним.


*


А вечером было так:

- Расскажи мне про Дортонион, Берен! Мы с матушкой видели его только под звездами - дошли тогда до озера Аэлуин и побродили вокруг. Хотела бы я знать, какой он... был у тебя.

- Вы... я ведь не знал, Тинувиэль! Вы были... - горло сводило, слова пробивались с трудом, - ...у самого озера? - Да, и там, если подойти с юга, из берега выдается мыс, знаешь?

- Я... конечно, знаю, мы... у нас там лагерь был. Ты... ты расскажи, я следующий... Я о нем... говорить отвык. Вслух.

- А я послушаю вас обоих, - вставил гость, снова оставшийся до утра. - Мы-то пришли сюда позже, чем госпожа Мелиан там бродила, а потом - так и не собрался. Может быть, если орков совсем прогонят - все-таки соберусь туда.

- Все-таки ты самый неугомонный из Лаиквенди, Галатиль! Ну слушайте, - Лютиен устроилась поудобнее. - Сначала мы дошли до горы Фоэн...


18.04.2011

Hosted by uCoz