К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА

Ф.П. Гааз. Призыв к женщинам

Пер. с французского Л.П. Никифорова.

Ф. П. Гааз. Призыв к женщинам

По изд. 1897 г.

Оригинал прилагаемой книжки представляет собой библиграфическую редкость, и я мог достать его только благодаря любезности А. Ф. Кони, котрому и приношу мою глуюокую благодарность.

Переводчик.

«И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Иоанн. 12.32) – эпиграф к посмертному изданию.

Можно ли надеяться, что этот «Призыв к женщинам» принесет обильный плод, спросил автор этой книжки у своего друга. О да, конечно – ответил тот, если Бог поможет многим проникнуться ее наставлениями.

Итак, вам, женщины-христианки, нужно прежде всего молить Бога, эту бесконечную благость, освятить любовь, вложенную в ваши сердца, сознанием того, что Он – та единственная цель, ради которой вы созданы; затем научить вас порядку подчинения ваших привязанностей , имея всегда волю Бога главным предметом, с которым все должно быть согласовано и которому все должно быть подчинено. Наконец, так как вы призваны содействовать перерождению общества, то молите Его даровать вам любовь «мудрости», сходящей свыше, которая, во первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. (Пос. Иак, 3:17)

Мы ничего не можем сделать без Бога, а прийти к Нему возможно только когда Он привлечет нас, а потому молитесь, чтобы Он отверз сердца ваши, как отверз сердце св. Лидии для восприятия евангельского учения. В Деяниях Апостольских (Деян., 16:13-14) сказано: «В день субботний мы вышли за город, к реке, где по обыкновению был молитвенный дом, и, седши, разговаривали с собравшимися там женщинами. И одна женщина из города Фиатир именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел».

Призыв к женщинам

«Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня».

(Иоанн, 6:44)

«Вы еще не привлечены – говорит бл. Августин, - молитесь же, чтобы Он привлек вас»

«Также и вы, жёны, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жён своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно перед Богом.»

Апостол как бы говорит женщинам, что задача их заключается не в том, чтобы царить чувственно, что высший закон супружеского союза должен очистить человека, постепенно возвышая его от чувственной к безусловной любви, что для достижения этой цели женщина-христианка должна пленять душу своего мужа не искусностью эфемерных нарядом, не блеском гибнущей красоты, но негибнущими очарованиями нравственной красоты, непреодолимой привлекательностью добродетели, лучезарным блеском невидимого человека, обитающего в сердце; она должна подчинить росту своей чистоты все, что есть в природе ее мужа нечистого и животного; она должна, так сказать, переродить эту природу, потопив плотского человека со всеми его дурными наклонностями и вожделениями в безграничной своей христианской любви. Нужно, словом, чтобы в глазах своего мужа она украшалась тою сердечною добротой, тою нравственной прелестью, которую Сам Бог считает лучшим украшением женщины. Пленяя такою красотой, жена-христианка выполнит по отношению к неверующему мужу свою миссию возрождения божественного слова, конечная цель которого есть дематериализация человека с целью вознести его до высоты и величия Христа.

На учение апостола Павла мы основываем следующее положение:

Призвание женщины – содействовать не только поддержанию доброго общественного порядка, но и перерождению его, когда это перерождение становится необходимым, а для этого она должна подчинять все свои слова и дела духу христианства, которое проникнуто добротой, смирением, заботой о спасении душ, снисходительностью, справедливостью, правотой, скромностью, терпением и милосердием.

Вот почему мы призываем их всегда выполнять следующие правила.

1

Никогда самим не злословить, соблюдая в этом наставление царя Давида в 32-ом псалме: «буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим». Св. Амвросий особенно хвалил этот псалом. И действительно, воздержанность языка он считает первою ступенькой и лучшим признаком духовной, то есть христианской жизни.

«Если кто из вас думает, что он благочестив – говорит ап Иаков (Иак, 1:26) –и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце – у того пустое благочестие».

2

Всегда заступаться за отсутствующих (поскольку они по совести того заслуживают), следуя в этом великой заповеди Христа: «во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки».

На обеденном столе бл. Августина была сделана следующая надпись:

Quisquis amat absentum rodere famam,

Nane mensam vititam noveret esse sibi.

«Кто любит в разговорах затрагивать доброе имя отсутствующих пусть знает, что доступ к этому столу ему воспрещен».

Если человек, даже наиболее достойный любви , забывал этот совет, говорит биограф Авнустина, то хозяин говорил ему : «или мы сотрем это изречение, или я удалюсь в свою комнату».

3

Заботиться о том, чтобы никто из семейных или из ближних не стал жертвой какой—либо страсти.

Главные западни, которые враг человеческого рода расставляет людям с целью привлечь их к себе и обратит на вечное несчастие, это страсть к вину, к азартным играм и незаконным связям. Поэтому нужно, чтобы женщины, принимающие близко к сердцу истинное счастье здесь на земле и спасение ближних, мудро и чисто по-матерински заботились бы о том, чтобы в их семьях употребление крепких и всяких спиртных напитков было полностью упразднено.

Они должны приступить к этому осторожно, благоразумно, опираясь на авторитет врача или на какой-нибудь похвальный довод, который сочтут наиболее приличным. Они постараются, чтобы и в их доме и в их хозяйстве, словом, всюду , где от них зависит – наилучшие места, помощь и покровительство были предоставлены людям , обещающим не употреблять водки и других спиртных напитков и отличающимся хорошим поведением, экономией, трудолюбием, правдивостью, порядочностью и добросовестностью в выполнении своих обязанностей. Они не побояться выказывать одобрение правилам обществ трезвости. Они позаботятся о том, чтобы в их домах играли в карты для забавы, а не для обыгрывания друг друга. Они постараются довести всех окружающих до сознания божественного закона, повелевающего каждому человеку быть верному той жене, которую Бог ему дал.

Грех соблазняет не смертью, порождаемую им, а теми прелестями, которые его взывают; и никогда никто не извиняет его, когда он доводит до страшного конца. К несчастью, последнему придают очень мало значения , или же незаметно проходят мимо, тем более, что путь к печальной развязке , до которой неизбежно доводит это преступление , усеян цветами. Вот почему женщины, которым мы советуем заботиться о счастье их семьи и общества, должны, подчинившись чистою душой закону Бога, признать сами и уяснить всем необходимость избегать и удаляться от опасности, скрытой под всевозможными пленительными чарами.

4

Они должны облечься во всевозможные добродетели, достойные их. «Не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его»

Итак, облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг у другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы.

Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле и будьте дружелюбны (Колосс, 3: 9-15). Эта любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится (Кор: 13, 4-5).

«Радуйтесь, -говорит тот же апостол, -всегда в Господе, и еще говорю: радуйтесь. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания перед Богом, и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе. Наконец, братья мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достословно, что только добродетель и достойно похвалы, о том помышляйте. (Филл, 4: 4-8)

5

Развивать в себе и на деле проявлять справедливое сочувствие и сострадание к людям, служащим им или находящимся в зависимости от них.

«Если кто о своих и особенно о домашних не печется, - говорит ап. Павел,- тот отрекся от веры и хуже неверного». (Тим, 2: 5-8). Они должны стараться убедиться в том, что люди, служащие им, их рабочие и прислуга не находятся в заведовании людей недостойных. Они должны запрещать и безусловно следить за тем, чтобы никто в их доме не употреблял божбы и никаких дурных и оскорбительных слов, и серьезно обращать внимание на ту строгость, с какой должно отнестись к каждому, кто скажет брату своему только «рака», это еврейское слово, обозначающее пустой человек (Матф, 5: 22) Они будут напоминать и строго соблюдать божественную заповедь Христа «не судите, да не судимы будете» (Матф, 7:1), но будут стараться судить самих себя, «ибо если бы мы судили самих себя, то не были бы судимы» (Кор, 1:11, 31). Они введут в своих домах обычай общего чтения особенно хороших книг и соблюдения воскресного дня, как дня, посвященного Богу.

6

«Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло, но всегда ищите добора и друг другу и всем!»(Фессал, 1: 5, 15). Трудясь над самоусовершенствованием они, ввиду правильно понятных интересов общества, будут стремиться к тому блаженству, которое обещано кротким. «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю»(Матф, 4). Они наследуют землю силою кротости, доброты и справедливости, закрепив это преданностью мужчинам, наследующим теперь землю. Справедливости в особенности Соломон приписывает громадное влияние «В обилии правды великая сила», - говорит он в своих Притчах (Притч, 15:5). Опираясь на поучения ап. Павла (Рим,12:21, Евр,10:24 и Коринф, 1: 16, 14), они не дадут злу победить их, но будут стремиться победить зло добром, будут внимательно поощрять друг друга к любви и добрым делам, стараясь, чтобы все у них было с любовью, они всегда будут помнить, что последняя речь Спасителя к ученикам перед крестным Его страданием начиналась с следующих слов: «заповедь новую даю вам – да любите друг друга как Я возлюбил вас , так и вы любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.»

7

Женщины-христианки будут деятельно помогать устройству приютов для нуждающихся, для бедных больных, для детей-сирот и престарелых, дряхлых людей, покинутых и не имеющих силы добывать свой хлеб трудом.

Они никогда не будут откладывать назавтра то, что могут сделать сегодня. Они будут торопиться делать добро. То, что им почему-нибудь недоступно самим, он настоятельно и кротко будут просить сделать тех, кому это возможно, и не будут краснеть, решаясь на эти хлопоты и просьбы, внушаемые им духом милосердия, но не станут останавливаться перед унижением, испытываемым при отказах. Всякое унижение, которое они будут переносить при исполнении воли Христа и ради желания пользы ближнему, в свое время превратится для них в драгоценную жемчужину. 1

8

Они будут делать добро скромно, не тщеславясь и стараясь как можно меньше тратить на себя. При искушениях роскошью они будут вспоминать о евангельском Лазаре и о богаче. А если они уже поддались искушению роскоши, то пусть уделяют на дела благотворительности часть суммы, которую они тратят. Еврейский закон определял, что одна десятая часть (десятина) должна быть посвящена на добрые дела.

Мытарь, тронутый посещением Спасителя, решился отдать половину своего имения бедным. Пусть каждый установит для себя правило относительно этого. Я же позволю себе заметить, что в силу превосходства христианства, христианская добродетель должна быть выше добродетели еврейской. Определив свои расходы и не расширяя их, а энергично сокращая их, женщины уже не станут за недостатком денег отказывать ближним в необходимой помощи.

9

Они будут разумно заботиться о своем здоровье, считая его даром, завещанным Провидением каждому из нас для того, чтобы мы могли выполнять наши обязанности. И в самом деле, болезни препятствуют нам хорошо служить Богу и ближнему. Они, между прочим, лишают нас возможности посещать страждущих, а между тем видеть воочию несчастья ближних и лично облегчать их, как ангелы-утешители, есть одна из существенных наших обязанностей. Но, тратя даром свое здоровье, схватывая по небрежности различные продолжительные болезни и не заботясь об излечении их необходимыми средствами, мы доходим до того, что у нас пропадает множество дней и недель , которые мы могли бы употребить с пользой и о которых нам придется отдать отчет, когда мы уже не в силах будем исправить эту преступную небрежность , и когда мы страстно, но тщетно захотим продолжить эту жизнь еще хоть на два, на три часа или хотя бы даже на несколько только минут.

Вот почему мы должны считать своей священной обязанностью ничем не пренебрегать для сохранения и восстановления здоровья. «Сын мой, в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя. Оставь греховную жизнь и справь руки твои, и от великого греха очисти сердце. И дай место врачу, ибо его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен (Сирах, 38: 9, 10, 12).» «Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя и ты прославишь Меня» (Пс, 49:15).

10

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Матф, 5,9).

Миром завершается все доброе и без мира нет ни благоденствия, ни спасения человеку. Вверяя женщинам сохранение мира и ожидая от их посредничества восстановления его, мы действительно возлагаем на них обязанность достойную сынов Божиих. «Стремитесь прославиться миролюбием. – говорил святой человек, - и тысячи людей будут искать у вам прибежища». Какое жалкое и мучительное зрелище представляют нам распри между людьми, которые по самому свойству своей природы должны быть едины мыслью и волей. Распри порождают разъединение. Разъединение ведет к отвращению. Отвращение… но мы умалчиваем о его последствиях. Не призрачно ли счастье таких людей, и не стоят ли они на самом краю вечной погибели? Не желать прощать и помириться есть один из самых крупных грехов. Отказываясь от примирения, мы пренебрегаем и отталкиваем от себя милосердие Бога, Который дарует нам прощение только при том условии, чтобы и мы прощали обижающих нас. Какое почтение, какое уважение, должны мы питать к тем людям, которым удается примирить враждующих. Лучший пример той опасности, которой подвергаются люди, упорно отказывающиеся от примирения, дает нам следующий рассказ о мученике Никифоре, который мы выписываем у Франсуа де Саль. 2

11

В царствование императоров Валерия и Галла, жили в Антиохии священник по имени Киприан и мирянин Никифор. Их соединяла такая сильная и старинная дружба, что их считали как бы родными братьями, но, тем не менее, неизвестно почему, они поссорились, и, как всегда бывает, эта дружба перешла в еще более яростную ненависть. Прошло несколько времени, и Никифор признал свою вину и три раза пытался примириться с Киприаном. Он то через одних, то через других общих друзей просил у него прощения; Киприан оставался глух ко всем его просьбам и увещаниям и отказывался от примирения также гордо, как умиленно молил его Никифор, который наконец решил, что если Киприан увидит его распростертым у своих ног и молящим о прощении, то будет сильнее тронут; и вот он отправился к нему и, смело бросившись к его ногам, просил его: «Прости меня, отец мой, ради Христа!». Но и это смирение встречено было с такой же гордостью и с таким же презрением, как и все предыдущие мольбы. Тем временем на христиан воздвигнуто было гонение, и Киприан, в числе других был схвачен и претерпел смело тысячи мучений, исповедуя свою веру; его страшно пытали орудием нарочно устроенным в форме винта тисков, но он не изменил своей твердости, и возмущенный правитель Антиохии осудил его на смерть. Его вывели тогда из тюрьмы и повели на место казни, где он должен был восприять венец мученика. Никифор, услыхав об этом, выбежал навстречу Киприану и , пав перед ним ниц, громким голосом молил: «О Христов мученик, прости меня, ибо я обидел тебя!». Но Киприан не обращал на него внимания. Тогда бедный Некифор поспешил опередить его по другой улице и снова пал перед ним и умолял его простить, говоря: «О мученик Христов, прости оскорбление, которое я нанес тебе, прости мне, потому я, как и всякий человек, способен впасть в прегрешения, тебя же ожидает венец, приуготованный Христом, от Которого ты не отрекся, исповедуя имя Его перед лицом многих свидетелей» . Но Киприан, упорствуя в своей гордости не ответил ему ни слова; палачи же дивились упорству Никифора и говорили ему: «Никогда еще нам не приходилось видеть такого глупца, как ты: этого человека ведут на смерть и на что тебе его прощение?" Никифор отвечал им: "Вы не знаете, чего я прошу у этого человека, исповедующего Христа, но Бог знает это".

Когда Киприан пришел на место казни, Никифор снова бросился перед ним и сказал: "Умоляю тебя, мученик Христов, прости меня, ибо в писании сказано: просите и дастся вам". Но слова эти не смягчили гордого и злого сердца Киприана, который, упорно отказываясь простить ближнего, был справедливым судом Божиим лишен славной пальмы мученика. Когда палачи, собираясь отсечь ему голову, велели ему стать на колени, бодрость духа покинула его, и он начал молить их о пощаде и наконец гнусно и постыдно заявил: "Молю вас - не отрубайте мне головы, я готов исполнить повеление императоров и принести жертву идолам". Услыхав это, бедный Никифор со слезами на глазах воскликнул: "Брат мой, прошу тебя, не нарушай закона и не отрекайся от Христа; не отступай от Него, умоляю тебя, и не лишайся небесного венца, который ты приобрел ценою стольких усилий и мучений!" Но этот жалкий священник, приблизившись к престолу мученичества, чтобы посвятить свою жизнь вечному Богу, не вспомнил слов, сказанных великим страдальцем: "Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, -оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой". И Бог отверг жертву и, лишив его Своего милосердия, попустил его не только лишиться вечного блаженства мученика, но и впасть в несчастие идолопоклонства, тогда как скромный и кроткий Никифор, видя, что венец, предназначенный Киприану, остается свободным, в порыве чудного восторга, смело приблизился восприять его, говоря страже и палачам: "Друзья, я христианин и поистине верую во Христа, от Которого отрекся этот человек, поставьте же, прошу вас, меня на его место и отсеките мне голову". Стража была сильно удивлена, сообщила об этом правителю, который велел выпустить Киприана на свободу, а Никифора подвергнуть казни, что и совершилось 9 февраля в 260 году нашей эры, как сообщают Метафраст и Сирий. Ужасная история, которую нужно серьезно взвесить, рассматривая занимающий нас вопрос. Вы видели, как этот храбрый Киприан смело и горячо соблюдал закон, терпел тысячи мучений, как он твердо и непоколебимо исповедовал Христа, когда его пытали тисками, и с какой готовностью он приблизился к месту казни, чтобы достигнуть самого высокого предела божественного закона, предпочитая славу Божию самой жизни. И, тем не менее, только потому, что он предпочел воле Божией удовлетворение своей жестокой гордости по отношению к Никифору, он вдруг останавливается и в тот момент, когда так близка уже слава мученика, он печально падает духом и склоняет голову, предаваясь идолопоклонству.

12

Приведем здесь прекрасные рассуждения набожной герцогини де Дюра на слова Спасителя: "Отче! Прости им, ибо не знают, что делают" (Лук. 23: 34).

"В этих словах мы находим и наставление, и объяснение причины снисходительности. Есть разные способы прощать: все они хороши, потому что все христианские, но прощения отличаются друг от друга, как и добродетели, из которых они возникают. Одни прощают, чтоб и их простили; прощают, считая себя заслуживающими кары и страдания: это - прощение, возникающее из смирения; другие прощают, следуя заповеди, повелевающей платить за зло добром. Но при этих прощениях нет оправдания тем, кто причиняет нам страдания. Прощение же Христа - вот истинно христианское: "не знают, что делают". В этих трогательных словах заключается одновременно и оправдание обидевшего, и утешение обиженному, - единственное утешение, возможное для тех нравственных страданий, сравнительно с которыми зло, причиненное нам, является второстепенным. Не находить оправдания для вины любимых нами людей более всего усиливает печаль, причиняемую ею нам.

Но тут есть оправдание. Они не знают, что делают. Они истерзали нам сердце, но не знали, что делали; они были ослеплены, их глаза были закрыты, а ваши страдания служат доказательством их ослепления.

Жалость присуща сердцу человека. Крупные обиды всегда происходят от сильного ослепления. Мыслимо ли предположить, чтобы человек мог хладнокровно и сознательно причинять мучительное горе, заставляющее еще при жизни пережить тысячи смертей. Как предположить, что человек сознательно хочет разбить сердце, любившее его в течение многих лет? Ведь источником величайших печалей нашей жизни является всегда неблагодарность. Неблагодарный не знает того чувства, которое питают к нему, потому что сердце его неспособно отплатить взаимностью и пробудить в себе доброжелательство. Тут то бессилие, то неведение, которые только и могут служить оправданием. Внушать привязанность тем, которые ее не чувствуют, то же самое, что требовать от слепого, чтоб он видел, от глухого, чтоб он слышал. "Отче! Прости им, ибо они не знают, что делают"; "прости им и не ставь мне этого прощения в заслугу, потому что это не милость, а справедливость, и сжалься надо мной, научив меня любить только Тебя и найти покой душе моей. Да будет так".

Прощение порождает любовь. И нужно много, много прощать, чтобы было много любви. Любовь раскаявшегося вызывает прощение, и потому нужно много любить, чтобы через эту любовь быть достойным прощения.

Спаситель заповедал нам "быть совершенными, как совершен Отец наш небесный" (Матф. 5: 48). Но возможно ли для нас это совершенство? Христос перед тем повелевает нам любить наших врагов, благотворить ненавидящим нас и молиться за обижающих и гонящих нас" (Матф. 5: 44). В этом, т. е. в милосердии и снисхождении к ближнему, мы можем достигнуть совершенства, приближающего нас к Богу, "ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми, и посылает дождь на праведных и неправедных" (Матф. 5: 45), научая нас всегда прощать врагам и платить добром за причиняемое нам зло.

13

Необходимое для христианина условие творить все дела в духе милосердия должно тем более отличать все поступки женщин. И потому - хотя это и может с первого взгляда показаться странным - женщины должны признать своим руководящим правилом никогда, ни в каком случае и ни под каким предлогом не делать упреков, т. е. нетерпеливых выговоров, не проникнутых любовью. Такие упреки и выговоры имеют целью вразумить и наставить, они делаются с благим намерением - исправить виновного, но к ним примешиваются чувства далеко не добрые. К выговорам и замечаниям, которые мы делаем с благим намерением удержать ближнего от чего-нибудь дурного, усилить в нем чувства и правила добродетели и в особенности чувство долга, - к этим наставлениям, говорю я, примешивается гнев, нетерпение, мучительное чувство, вызываемое в нас дурными поступками других людей, неуменье сдерживаться, когда нас раздражают, и часто даже скорее чувство мести, чем жалости, которой заслуживает ослепленный человек, сделавший проступок. Так как все эти элементы встречаются в наших упреках и в особенности потому, что результаты их бывают очень пагубны, мы и склонны предположить, что в этих выговорах дьявол всегда принимает некоторое участие, и вот чем они отличаются от тех наставлений, которые апостол дает Тимофею: "Настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием" (2-е посл., 4:,2). То есть требует, во-первых, терпения, а во-вторых, уменья со стороны того, кто призван поучать других.

Правило не делать таких упреков ни за зло, которое вам делают, ни за зло, причиняемое другим или себе самому, ни за то, что человек бесчувствен к тому добру, которое вы сделали ему, основано на том, что в силу выше перечисленных мною страстей, примешивающихся к упреку, любовь охлаждается, - и в том, кто делает упрек, и в том, к кому он обращен. Мы скажем больше: любовь к ближнему, которую нужно стараться возможно больше подогревать в сердце того, кого мы стараемся вразумить, потому что она есть лоно и сущность нашей души, и одна только и обладает способностью и силой направлять виновного к исправлению, - эта любовь, говорю я, может совсем заглохнуть и исчезнуть в сердце человека, которому делают упреки, притом даже и неуместно, и нередко доводят того, кого хотят вразумить, до полной растерянности и отчаяния, так что вместо исправления остаются одни жалкие последствия.

"Увещевай со всяким долготерпением", говорит апостол. Но увещевать с любовью, или с долготерпением - одно и то же, так как, перечисляя свойства любви в послании к Коринфянам (1-е посл., 13: 4-7), ап. Павел начинает и кончает долготерпением. Вот в чем кроется кажущееся противоречие в нашем совете. Мы говорим согласно апостолу Павлу: если считаете нужным увещевать, то делайте это с любовью и долготерпением; если же вы не обладаете даром делать такие увещевания, то лучше совсем воздержитесь от них.

14

Человеку очень трудно укротить свой гнев, раз он отдался этому чувству, и ему постоянно грозит опасность впасть в грех. Псалмопевец в псалме 4-м говорит: "Гневаясь, не согрешайте; размыслите в сердцах ваших, на ложах ваших и утишитесь". Поэтому женщины, как ангелы мира в недрах своих семей, должны твердо решиться никогда не гневаться. Когда они почувствуют, что их сердце волнует чувство, готовое излиться в словах, не согласных с двумя добродетелями, излюбленными Спасителем, - кротостью и смирением, - они пусть сделают усилие над собой и подчинят себя долгу христианки, пусть отгонят от себя всякое искушение оправдать раздражение, которое они только что старались побороть, и тогда слова гнева, готовые сорваться с их уст, не произнесутся перед людьми, и, удержав их в себе, как бы в глухой темнице, они заглушат их в сердце своем, в самом очаге, в котором возникли эти возмутившие их чувства. Результатом этой борьбы явятся кротость и чистота сердца и выразятся извне самым приятным образом, взамен того злобного волнения, которое готово было овладеть ими.

15

Если таково призвание женщины и если женщины-христианки искренно пожелают отдаться исполнению своих обязанностей, то они найдет в том, что мы выше сказали, средства для достижения добрых результатов.

Но мало добрых пожеланий, недостаточно согласие с разумными принципами, нужны усилия, чтобы победить то противодействие добру, которое существует в каждом из нас. Вы знаете, что весь ад вымощен прекрасными намерениями, которые никогда не были выполнены. Женщины, сознающие свое положение, должны прежде всего тщательно стараться побороть собственные недостатки, чтобы Дух Святой мог обитать в них, ни на минуту не сомневаясь, что без жертв нет возможности ни исправиться, ни сделать что-нибудь доброе.

Женщины-христианки поставят себе за правило каждый день утром и вечером внимательно заглядывать себе в душу, помня, что царство Божие внутри нас и что мы должны быть храмом Святого Духа (Лука 17:21 и 1-е посл. к Кор. 6:19). Они постараются очистить сердце, чтобы Дух Святой мог превратить его в божественный сад, где семена, посеянные Им, не заглохнут и воды никогда не иссякнут. Они примут за правило утром и вечером молиться Богу в духе любви и смирения и ежедневно, по возможности в одно и то же время, насколько им позволят обстоятельства, проверять все, что они говорили и делали накануне, испрашивая затем прощение своих грехов при твердом решении с помощью Божию исправить все то зло, которое они совершили или попустили совершить, но и за все то добро, которое они могли сделать и не сделали. Да, они не пропустят ни одного дня, чтобы не вознести своей молитвы к престолу Того, Кто сказал: "блаженны алачущие", - в особенности же оплакивающие свои грехи, - «ибо они утешатся» (Матф. 5: 5). "Без Меня не можете делать ничего" (Ioан. 15: 5). "О чем ни попросите Отца во имя Мое, Он даст вам". (Иoaнн. 16: 23) Да, они будут молить с миром в душе, с внутренним спокойствием, с надеждой отдаваясь воле Бога, зная, что молитва подобна росе, поднимающейся к небу и падающей оттуда в виде благодатного дождя. Если б сатана мог молиться, он не был бы сатаной.

16

Они привыкнут с пользой употреблять каждую минуту, исполняя точно и со всевозможной быстротой все, что требуется их положением. Избегая бесполезных трат и пустых занятий, они письменно распределят свое время по часам и, сообразуясь по возможности с этим распределением и даже сокращая несколько часы, посвященные сну, они в состоянии будут, так сказать, несколько продолжить свою жизнь и сделать многое, что другие сочтут невозможным. Они будут трудиться в вертограде Христовом, пока есть свет и пока они могут еще работать. "Вот теперь время благоприятное, вот теперь день спасения". Однако ж, несмотря на эту строгую экономию каждой минуты, милосердие христианское, по-видимому, обязывает их не отказывать в приеме даже скучных посетителей, которые могут к ним явиться, но, наоборот, пользоваться этими обстоятельствами, чтобы сделать что-нибудь полезное посещающим их.

Одну даму, из всех царственных особ наиболее преданную благотворительности, о которых повествует наша история, просили принять под свое покровительство только что выстроенную больницу. "Боже мой, сказала она своему поверенному, меня просят взять под мое наблюдение еще эту больницу, тогда как у меня и без того столько учреждений, которым я едва могу сделать все, что нужно". - "Совершенно верно, - отвечал этот придворный, в нашем заведывании столько разных дел, что вы имеете полное право отказаться от этого предложения". "И однако ж, - возразила царственная особа, - если Бог меня спросит, действительно ли я не в силах была взять на себя обязанности и по этой больнице, что отвечу я Ему?".

Что ответим мы на такие же вопросы по таким же предметам?

Не ответим ли мы подобно тому человеку в Евангелии, которого хозяин пира спросил: "Друг! Как ты вошел сюда не в брачной одежде?" (Матф. 23:12). Евангелист говорит о нем, что он молчал.

17

Путь, ведущий в царствие Божие, узок и труден для мирских людей, но тщеславие, но прелести мира сего не в состоянии удовлетворить сердце человека и скоро исчезают вместе с его жизнью, как капля утренней росы, которая блестит несколько мгновений на траве и затем испаряется.

После смерти, которая не щадит никого и является почти всегда неожиданно, нужно сделаться или ангелом, или демоном; ангелом любви или безобразным адским чудовищем, демоном, сжигаемым себялюбием, гордостью и бессильною ненавистью. Выбирайте.

Но христианки уже выбрали. Они признали справедливость блаженного Августина, что Бог так дивно устроил человеческое сердце, что оно может находить полное удовлетворение только в Нем, в Его Боге и Творце. Чтобы любовь к Богу приобрела и сохранила свое справедливое господство и первенство над всеми другими пристрастиями, женщины бдительно и тщательно будут бороться со своими дурными наклонностями, которые все имеют своим источником то, что противоположно любви к Богу, а именно: наше самолюбие, которое так свойственно нашей природе, что исчезает только вместе с нашей жизнью и о котором можно сказать, что оно умирает через четверть часа после нас. Женщины-христианки будут молить Спасителя, чтобы Он обновил их сердца, воспламенив их огнем истинного милосердия, исторгнув из них себялюбие и вложив взамен того любовь к Богу с ее отголоском - любовью к ближнему. В сфере своей деятельности они по возможности введут правила этой книжки, почерпнутые из чистого источника истины, без чего чтение ее было бы бесполезно.

На памятнике одного доброго человека значилась следующая надпись:

"Все потраченное им на себя потеряно,

Все накопленное для других,

Все розданное осталось с ним".

Как могло случиться, чтоб истина, вполне достойная быть постоянно перед глазами людей, была так мало однако известна?

Вследствие извращенности воли человека, мы слишком легко забываем правила, которым хотели бы следовать, и потому нужно часто их нам напоминать. Точно так же и милосердные женщины должны почаще напоминать мужчинам, что только то, что мы отдаем на дела благотворительности, остается нашей неотъемлемой собственностью, опережая нас в жизни вечной. В этой сделке потерявший приобретает.

Мы просим женщин тщательно заботиться о том, чтоб эта истина вливалась капля по капле в сердца мужчин с самого раннего их детства и, обратившись в привычку, проникла в их практическую жизнь. Существенная черта добродетели состоит в том, что она превращается в привычку к добру, а не остается голым принципом. Правила эти до того должны слиться с совестью ребенка, чтоб отступление от них казалось ему грехом. Точно так же женщины научат детей сперва хотя бы машинально повторять догматы христианской религии, заставляя запоминать их как корень, из которого со временем прорастет понимание заключающейся в ней истинной правды и красоты. Цель воспитания должна состоять в том, чтобы дети приобрели привычку к добру.

В Москве, в Ново-Девичьем монастыре, есть колокол, который звонит каждую минуту. Когда один человек поздравил монахинь с тем, что у них в образе этого колокола есть вечное напоминание того, чего нам не следует забывать, то одна из монахинь возразила: "Для нас это не так важно: если б мы были расположены прислушиваться к таким напоминаниям, мы воспользовались бы более сильным, которое имеем всегда перед собою, а именно могилами, которыми мы окружены". Выслушав это возражение, присутствовавший при этом священник заметил, что эти предметы, которые должны напоминать нам о наших обязанностях, теряют свое значение потому, что люди слишком низко пали. Этим же объясняется и то невероятное явление, что люди в практической их жизни не проникнуты истиной, что настоящей нашей собственностью остается только то, что мы раздаем бедным и тратим на дела благотворительности.

18

Каждый раз, когда женщины нарушат одно из правил, высказанных здесь, мы просим их подать милостыню бедным, чтобы вспомнить о милосердии, забытом ими, и о словах писания: "Милостыня от смерти избавляет и может очищать всяких. Творящие милостыню и дела правды будут долгоденствовать. Милостыня есть богатый дар для всех, кто творит ее перед Всевышним. Доброе дело - молитва с постом и милостынею и справедливостью. Лучше малое с справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото, ибо милостыня избавляет от смерти и не попускает сойти во тьму. Итак, дети, знайте, что делает милостыня, и как спасает справедливость" (Книга Товита, 4: 10, 11; 12: 8, 9; 14: 11.) "Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто. Но горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей и не радите о суде и любви Божией: сие надлежало делать, и того не оставлять" (Лук 11: 41, 42.) "Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Пре себе влагалища неветшающия, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается, и где моль не съедает. Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет" (Лук.12: 33, 34). "Молитвы твои и милостыни твои пришли на память пред Богом" (Деян.10:4) «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут" (Матф. 5: 7). Делая эти святые дела милосердия, они будут воодушевляться мыслью, что что-нибудь делают для Бога, беспредельная милость Которого сделала столько для них.

19

Во всем этом они любовью к ближнему засвидетельствуют свою любовь к Богу. "Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (Иоан. 1-е посл. 3:15). Так что любовь, проявляемая нами к ближнему, является мерилом нашей любви к Богу. Они будут искать и находить свое личное счастье в том счастье, которое предназначены рассеивать вокруг себя. Тогда они признают справедливость слов Экклезиаста: "нет ничего лучшего, как веселиться и делать доброе в жизни своей", - веселиться всегда во Христе, как поясняет Апостол, чтобы творить добро, как надлежит детям Отца, Который есть любовь и который приуготовил такое вечное блаженство после добродетельной жизни, какого глаз не видел, не слышало ухо и не приходило на сердце человеку" (1-е к Кор. 2:9).

Молитва есть дело единения с Богом. Все молитвы, все различные духовные упражнения имеют целью все ближе соединять нас с Богом, оторвать нас от всего мирского, то есть всего себялюбивого, и помочь нам исполнить первую и величайшую заповедь: любить Бога больше всего. С этою целью Св. Павел учит нас "непрестанно молиться" (1-е к Фессал. 5:17).

Но чтобы доказать, что наша любовь к Богу, наши молитвы, наши духовные упражнения не лицемерие и не фарисейство, нужно одновременно исполнять и вторую заповедь, подобную первой: любить ближнего, как самого себя. Вот почему все люди, даже наиболее склонные к созерцательной жизни, должны постоянно и внимательно упражняться в делах христианского милосердия. Кто не может проявлять своей любви в крупных и больших делах, пусть проявляет хоть в малом: утоляет жажду чашей свежей воды, помогает дружеским словом утешения, наставления, сострадания тем, кто терпит горе или находится в затруднительном положении, пусть примиряет людей поссорившихся или разошедшихся, убеждая их жить в мире со всеми людьми, как советует Апостол в послании к Римлянам (12: 17, 18). Пусть женщины доказывают свою дружбу всевозможными проявлениями уважения и почтения, даже поднимая, если что случится кому уронить, приводя в порядок что разбросано или же что требует починки, и во всем выражая свое внимание и любовь, согласно словам Спасителя: "и так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки". (Матф. 7: 12). Пусть знают они и свидетельствуют примером, что дела христианского милосердия и исполнение обязанностей, налагаемых на нас нашим положением, есть часть той молитвы, непрестанно творить которую учит Апостол Павел.

Вся наша жизнь здесь, на земле, должна быть направлена на достижение блаженной жизни в Боге, чтобы стать в ряды тех, которым в день суда сказано будет: "придите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира, ибо истинно говорю вам: все добро, что сделали одному из сих братьев Моих меньших, вы сделали Мне" (Матф.25: 34, 40). Дивное откровение! "То сделали Мне". Божественные слова, располагающие людей делать как бы для Самого Бога все то, в чем истинно нуждаются их близкие, и тем обеспечивая нуждающимся помощь и утешение в страданиях этой жизни и в то же время приближая милосердных к той цели, для которой они явились в этот мир, т. е. к обладанию вечными благами в будущей жизни.

20

Что касается тех вещей, которые женщины никоим образом не могут изменить к лучшему, то они предоставят это воле Бога, Который один обладает искусством превращать зло в добро. По этому поводу Апостол, полный восторга и благоговения, воскликнул: "Как непостижимы судьбы Его и неизследимы пути Его!" (к Рим. II, 33). Они будут поступать так и в тех случаях, когда Бог допустит, чтобы случилось какое-нибудь по-видимому неисправимое зло. Они будут всю жизнь стараться слить свою волю с волей Бога, чтобы от полноты сердца всегда повторять слова Спасителя: "ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение".

Подобно тому, как при первых проблесках зари мы уже чувствуем уверенность, что скоро будем наслаждаться преимуществами дневного света, так и душа, когда ее гнетет горе, лишь только издали слабо замечает в этом волю Божью, т. е. угадывает, как это горе может быть в гармонии со святою волей Бога, и что в нем есть хотя бы отдаленное указание на Божие ниспослание, тотчас же успокаивается, как бы в тихой безопасной пристани, под покровительством Провидения. Это стремление слить свою волю с волей Божией будет служить для женщин как бы компасом, указывающим на пристань, которую они предчувствуют, не видя и не зная еще ее: так ребенок, пряча лицо свое в колени матери, чувствует свою связь с ней, свою безопасность и спокойствие и нимало не тревожится о том, что с ним может случиться, переполненный лишь желанием угадать и исполнить все малейшие желания своей матери.

Правда, что такой ребенок не чувствует и не предчувствует никакого горя или страдания, как часто это случается с нами. Но в несчастиях к нам на помощь является голос разума, который говорит, что, невзирая ни на какие страдания, мы должны, по примеру детей, всецело ввериться доброте более чем отцовской, любви сильнее материнской, - доброте и любви Христа, сказавшего: "если не будете, как дети, - не войдете в Царство небесное". Предписывая нам невинность и чистоту, Он хотел этим указать на доверчивость детей, как на образец чувства, которое мы должны питать к Нему.

В этом отождествлении нашей личной воли с волей Бога заключается тот философский камень, который превращает грубые и неблагородные металлы наших чувственных пристрастий в чистое золото божественной любви. Это подчинение нашей воли воле Бога, при помощи действующей в нас благодати Божией, утешает нас в скорбях, которые иначе возмущали бы нас, и заставляет нас находить в них даже некоторую сладость и действительную отраду, как только мы признаем их в гармонии с Божественной волей. Тогда мы понимаем и справедливость того, что величайшее счастье заключается в том, чтобы делать с удовольствием все, что мы должны делать.

Придя к этому заключению, мы будем находить полное утешение и истинное счастье повторять в глубине души, каждый день и при каждом событии молитву, которая найдена была в бумагах Елизаветы, сестры Людовика XVI, казненной в 1793 году: "Что будет сегодня, Боже мой? Я ничего не знаю. Я сознаю только, что все, что бы ни случилось со мной, было предвидено, предусмотрено, определено и повелено Тобою от самой вечности. И этого мне, Господи, вполне, вполне достаточно. Я благоговею перед Твоими вечными и неисповедимыми судьбами. Я подчиняюсь им от всего сердца из любви к Тебе; я хочу всего, я принимаю все, я жертвую всем и присоединяю эту жертву к жертве Христа, моего Спасителя и Бога; я молю Тебя во имя Его и Его беспредельной жертвы, даровать мне терпение в страданиях и полное подчинение себя Тебе во всем, что Ты ниспосылаешь и попускаешь. Аминь".

То, что блаженный Августин говорит относительно трудностей, встречающихся при чтении Св. Писания, применимо и при созерцании Божественного Провидения. Тот, по его словам, обладает пониманием всего, что ясно и что скрыто в божественном тексте, кто милосерд в делах. Отец наш небесный желает, чтобы верующий при чтении воздавал всю честь понимания ясности Писания, а себе только то уважение и страх, которые он испытывает, когда не в силах проникнуть в смысл написанного.

21

Указав на главные источники зла, от которого страдает общество, а именно на злоязычие, страсть к вину, к ссоре и к преступным связям, бороться с которыми мы призываем женщин, и напомнив им о тех добродетелях, при помощи которых они станут воспитательницами общества, как его ангелы хранители, если проникнутся, как и мы, сознанием своей силы, - нам хочется теперь обратить их взоры на ту громадную массу наших братьев и сестер, которые, сидя в сени и мраке смерти, лишены истинного познания о Боге и лучшем способе служить Ему. Созданные для счастья, как и мы, эти идолопоклонники не имеют доли участия в том, что составляет наше величайшее и истинное счастье, а именно: они не христиане. Что может быть печальнее грубости сердца стольких христиан, остающихся равнодушными к такому несчастью? Обращать на этот предмет внимание женщин, о которых мы выше сказали, что они призваны рассеивать вокруг себя счастье, значит обращаться к их состраданию. В самом деле, какие иные мотивы могут быть у женщин, чтобы интересоваться участью этих людей? Не говоря о тех, которые имеют веру в единого Бога, но не познали учения Христа, или добровольно изменили ему, мы напомним только о факте, приводимом в отчетах миссионеров, что число идолопоклонников так еще велико, что в одной Китайской империи, если б обращать ежедневно по 1000 человек, потребовалось бы 1000 лет, чтоб обратить всю страну.

Все, что мы просим женщин сделать для этих несчастных, сводится к следующему:

1) Молиться за них, чтобы отец Небесный ускорил то время, когда мрак, в котором они пребывают, сменился истинным для них светом.

2) Обязаться постоянно, каждую неделю, давать определенную сумму в пользу миссий, имеющих своей задачей обращение идолопоклонников.

3) Внушать своим родственникам, знакомым и прислуге справедливое сострадание к таким несчастным, приглашая и их жертвовать на это дело какую-нибудь сумму, даже самую ничтожную. Очень мало таких людей, которые не могли бы в течение недели сэкономить сколько-нибудь грошей, чтобы в воскресенье опустить их в кружку миссионеров; стоит только объяснить людям, в чем состоит деятельность миссионеров, и почаще им об этом напоминать. Таким образом можно будет собрать гораздо более значительную сумму, чем это кажется.

В этом учреждении денежных кружек в пользу миссионеров особенно удачно соединено то, что дающие и получающие пользуются одинаковым преимуществом вспоминать о том, что они наслаждаются счастьем знать, откуда мы приходим и куда уходим; и тот, кто подает такую милостыню, чрез внезапное усиление в нем милосердия, получает награду обещанную даже за чашу холодной воды во имя Его (Матф. 10: 48) и выигрывает столько же, сколько и получающий. "Раздели с голодным хлеб твой и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его и от единокровнаго твоего не укрывайся, но по мере возможности помогай ближнему во всем, в чем он нуждается. И тогда откроется, как заря, свет твой и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет перед тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя".

Если сострадание и облегчение материальных нужд бедных могут доставить человеку такие ценные и великие обещания и благословения, то тем более изольет их в вашу душу и на вашу голову та сердечная доброта, которая отзывается на духовные нужды этих братьев ваших, чуждых жизни Христа, та отзывчивость, благодаря которой люди голодные и лишенные хлеба жизни будут насыщены словом Божиим, люди, лишенные крова, введены в дом Отца Небесного, люди нагие облечены в одеяния истинной добродетели и прикрыты плащом справедливости Христа Спасителя.

22

Вообще женщины, к которым мы обращаемся с этим призывом, постараются так примириться с Богом, чтобы служить зеркалом и образцом добродетели в своих семьях, чтобы их благодетельное влияние, помимо их ведома, всегда чувствовалось кругом и чтобы при всех жизненных неудачах они черпали в лоне Христа нужные свет и силу.

Во всех их делах, направленных на то, чтобы приблизить царствие Божие и дать нам всем возможность сподобиться славы Его Креста, который должен всех привлечь к себе, да будет им девизом слова, воспеваемые силами небесными перед престолом Бога, - слова, заключающие в себе основу и плоды христианского учения:

Аминь! Аллилуйя (Отк. 19:4).

Аминь.

Да будет воля Божия во всем.

Аллилуйя.

Да все хвалит Бога.

ПРИМЕЧАНИЯ

Французская рукопись «Appel aux femmes» была издана уже после смерти Ф. П. Гааза его другом и душеприказчиком А. И. Полем. В наше время переиздавалась как минимум дважды - в книге Врата милосердия. Книга о докторе Газе, М,: Древо Добра, 2002 и в книге Московский очаг милосердия, М.: Благотворительный фонд социальной поддержки населения "ЭСКО", 2010 г. Данный текст приводится по изданию 1897 года, доступному в сети в виде pdf. Комментарии ко всем печатным изданиям отсуствуют.

1 Из очерка А.Ф. Кони: Он не был человеком, который останавливается в сознании своего бессилия пред бюрократической паутиною. К каким средствам прибегал он в решительных случаях, видно из рассказа И. А. Арсеньева, подтверждаемого и другими лицами, о посещении Императором Николаем московского тюремного замка, причем Государю был указан «доброжелателями» Гааза старик семидесяти лет, приговоренный к ссылке в Сибирь и задерживаемый им в течение долгого срока в Москве по дряхлости (по видимому, это был мещанин Денис Королев, который был признан губернским правлением «худым и слабым, но к отправке способным»). «Что это значит?» — спросил Государь Гааза, которого знал лично. Вместо ответа Федор Петрович стал на колени. Думая, что он просит таким своеобразным способом прощения за допущенное им послабление арестанту, Государь сказал ему: «Полно! я не сержусь, Федор Петрович, что это ты, встань!» — «Не встану!» — решительно ответил Гааз. «Да я не сержусь, говорю тебе... чего же тебе надо?» — «Государь, помилуйте старика, ему осталось немного жить, он дряхл и бессилен, ему очень тяжко будет идти в Сибирь. Помилуйте его! я не встану, пока Вы его не помилуете...» Государь задумался... «На твоей совести, Федор Петрович!» — сказал он наконец и изрек прощение. Тогда счастливый и взволнованный Гааз встал с колен.»

2 Франциск Сальский (1567-1622) – любимый святой Ф. П. Гааза. Известно, что он хранил у себя частицу его мощей и завещал передать ее потом в иркутский костел – это есть в завещании. История Никифора дословно взята из «Трактата о любви к Богу", книга 10, глава 8. Часть этого трактата входит в другое сочинение Гааза - "Азбука христианского благонравия".

Hosted by uCoz